Сэм Симкин (диспетчер КМРП в 1970-1986 гг)

Я работал старшим диспетчером Калининградского ордена Трудового Красного Знамени морского рыбного порта 17 лег. Эту ответственную, оперативную и живую работу я очень любил. Порт давал разнообразную пищу и моему творчеству. И я благодарен Ему за то, что Он (порт) дал мне возможность заочно учиться шесть лет в Московском литературном институте имени А.М. Горького при Союзе писателей СССР.


Сэм Симкин, поэт член Союза
Российских писателей,
заслуженный работник
культуры Российской Федерации
 

TЕРЕМ-ГЛАВНЫЙ*  

(* позывной диспетчера)

Диспетчер призван по природе
к трудам рыбацким и судьбе
и не бывает беззаботен,
как ветер в судовой трубе!
От позывных такого сорта,
как «Терем-Главный»,-
Стук в груди.
Рыбак,
в диспетчерскую порта,
как в терем к милой,
заходи!
Чтоб флоту было промысловей,
ему нужна с землею связь!
Характер,
воплощённый в слове,
пусть правит, как светлейший князь,
пусть круглосуточный мой голос
в эфире - радиострока!
Дионисийская веселость
нисходит к нам
в День Рыбака.
Вот пароход готов и годен,
к отходу - флаг,
и мы поймём:
«Добро идти! Канал свободен!
Даёшь семь футов под килём!»
И удивишься -
в полуфразе
звезда прощальная горит,
когда по рации «До связи!»
диспетчер судну говорит.
 

ПОРТ
 
Коллекции почтовых марок
считаем мы за ерунду.
Ведь каждый порт нам,
как подарок,
не запакованный в рундук.
Ты только заберись на клотик -
причалы все перед тобой,
гудящий порт -
                       не жалкий оттиск -
дымится каждою трубой!
Все запахи свои, и краски,
и краны
            в розницу дарит,
кладовщиков морской закваски,
и оптом
            весь свой колорит.
Усталый траулер, как страус,
склонился под его крылом,
и комендант,
как Санта-Клаус,
раскрыл нам порт, как отчий дом,
Не отклоняясь
                      на столицы,
опять в моря зовёт компас.
Как справедливо говорится,
дай Бог, чтоб не в последний раз!

 

 

 

* * *
 
Я «нежную божбу» матросов,
неприхотливый быт и кров
не променял бы, кровь из носу,
на все соблазны всех сортов.
И чем обильнее,
чем пуще захлёстывает волнолом,
тем хлеб черней и пена гуще
в пивной рыбацкой за углом.
Здесь рыбаков, как сельди в бочке.
Груз кругосветных новостей
сюда идёт без проволочки,
без подписи морских властей.
От угольных причалов 
                                   и до
красноречивого угла
порт круглосуточным был гидом,
его душа в моей жила.
Видны сквозь отходные ночи
лишь бабьи пёстрые платки.
Поют про синенький платочек
нам пароходные гудки.
Порт - справедлив. Порт не приемлет,
не терпит никакую ложь,
Когда рыбак сойдёт на землю, -
ты,
ложь,
души его не трожь,
- Мол, скромных, синеньких не носят,
как пелось в песенной строке...
Пусть лгун, которого обносят,
Молчит,
как рыба в пироге.
 

ДЫХАНИЕ МОРЯ

Метеосводки с базы
принимает "маркони".
Реи рыбачьих баркасов
пересеклись в небосклоне.
Месяц повис зюйдвесткой,
скоро конец путины.
Чайки заплачут весело,
им улыбнутся мужчины,
и поплывёт корабль,
свой
от киля до клотика.
У переполненных тралов
рождается чувство локтя.
...Да пусть простят нам женщины
рук и улыбок обветренность,
трогая грубые трезины -
дней
далеко не ведренных.
Пирс - со ступенек трапа,
с первого же момента
кажется нам утратой
крена и дифферента.
...Только слышно в доках,
море от первого вдоха
и до последнего выдоха.
 
 

 

                               60-е годы

 

 



ВНИИГМИ-МЦД

ПОГОДА В КАЛИНИНГРАДЕ

ПОГОДА В БАЛТИЙСКЕ

Rambler's Top100